Забыли пароль? Забыли логин? Регистрация

patriot-travel.ru

Активный отдых, путешествия

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Поход по Мещере. Петушки - Костерево 02.11.2010 - 06.11.2010

Фотогалерея похода.

Электричка Москва-Владимир отправилась с Курского вокзала с небольшим опозданием, однако на станцию Костерево Владимирской области мы прибыли в соответствии с расписанием в 10.35. Целью нашего похода был один из малонаселенных и красивых уголков Мещеры расположенный на границе Владимирской и Московской областей между городами Петушки и Шатура. Нам предстояло перейти Клязьму по мосту и направиться к затерявшимся среди болот и лесов развалинам старой церкви – месте загадочном и интересном. Об этом месте я много слышал ранее и видел фотографии, но все же хотелось посмотреть на это собственными глазами.

От станции до моста было немногим более пяти километров, погода была теплой и пасмурной, с радостным чувством выпущенных на волю мустангов, мы бодро двигались по направлению к реке. Выйдя из города и обогнув дачные участки справа, мы вышли к мосту со стороны леса. Когда мы подошли поближе, то с удивлением увидели на этом берегу, перед мостом закрытые зеленые металлические ворота и такую же зеленую постовую будку. Года три назад, во время велопохода по маршруту Петушки – Владимир, мы переезжали Клязьму как раз в этом месте – тогда здесь не было никакого поста, и проезд был совершенно свободен. Еще оставалась надежда, что проезд закрыт только для автомобилей, а уж пешком-то можно и пройти, но двое солдат, вышедшие нам навстречу из будки развеяли наши иллюзии.

Солдаты сообщили нам, что на том берегу находится воинская часть, что проезд и проход закрыт по приказу местной администрации еще с прошлой весны, и что пропустить кого-либо они могут лишь при наличии пропуска, либо по звонку командира части. Ни просьбы, ни уговоры, ни обещания никому не говорить, что мы прошли здесь, ни даже предложения «как-нибудь договориться» на служивых не подействовали. Нам было предложено либо решать вопрос с руководством, либо искать другие места для отдыха, никаких телефонов начальства нам при этом не сообщили. Понятно, что нашему возмущению не было предела. Мы стали обсуждать дальнейшие действия, сгоряча кто-то даже предложил переправляться вплавь, но как-то за это предложение никто не зацепился. Ближайший мост через Клязьму находился в Петушках, было решено отправиться туда.

Пока мы общались с военными и шли обратно по дороге, с того берега проехали несколько гражданских машин с местными номерами, а также груженый бревнами лесовоз – все они были беспрепятственно пропущены. Также мы выяснили, что в этом районе осуществляется охота по путевкам и охотников также свободно пропускают на тот берег. В сотне метров от моста мы увидели таблички о запрещении проезда и прохода и штрафе за нарушение, а также со ссылкой на соответствующее распоряжение главы петушинского района.

По поводу этого инцидента возникало много вопросов, например: почему вдруг закрыли популярный туристический район, почему охотникам и некоторым местным жителям можно, а туристам нельзя, правомерны ли вообще такие распоряжения, и почему за попытку проникнуть в зону военного объекта взымается всего лишь не слишком крупный денежный штраф, мне казалось, что в наше неспокойное время это должно бы быть чревато более крупными неприятностями и т.д. Ну да ладно, пусть с этим разбираются кому положено.

В полукилометре от моста была автобусная остановка, как раз отправлялся автобус и заплатив по 35 рублей, минут через сорок мы были в Петушках. Здешний мост, в отличие от узенького Костеревского, был капитальным, по нему в сторону деревни Крутово шло двухполосное асфальтированное шоссе. В 14.00 мы остановились на перекус, посмотрели карту, ночевку было решено устроить около речки Большая Ушма. Дорога сначала шла полем и была грязной и раскисшей, местами с глубокими колеями, потом незаметно нырнула в лес, жирная глинистая почва сменилась песчаной, идти стало значительно легче. Проходя по деревянному мостику через небольшую речушку с названием Сеньга, обратили внимание на бурый цвет воды в ней. Район этот сильно заболочен, почва торфяная, и именно из-за торфа вода во всех здешних речках имеет такой цвет.

Потихоньку стемнело. Навстречу попался УАЗ-головастик. Водитель в камуфляже, видимо лесник, как будто бы удивился, увидев нас. Он предупредил, что здесь сейчас идет охота и посоветовал не уходить с дороги, чтобы нас случайно не подстрелили. Также он заверил нас, что вода из речки вполне пригодна для питья. Мы включили фонари, и уже минут через сорок, в полной темноте подошли к мостику через Б.Ушму. Сбросив рюкзаки, мы разошлись искать место для ночевки. Хорошее место нашлось на возвышении, на той стороне реки, оно было уже обжито – там были сиделки и кострище, вокруг был великолепный сосновый лес. Мы быстро поставили лагерь, напилили дров и набрали воды. Казалось, что была уже глубокая ночь, но на часах было всего лишь 19.30. Приготовив ужин, мы в тот вечер еще долго сидели у костра за рюмочкой чая.

На следующее утро проснулись не рано, вышли в 12.00. Ориентировался я по GPS, старая километровка вполне соответствовала местности. Дорога в основном шла по хвойному лесу, от места ночевки до церкви было восемь с половиной километров. Не доходя примерно полкилометра, мы решили немного срезать и свернули на дорожку, которой не было на карте. Накатана она была не сильно. Метров через триста стали попадаться лужи с глубокими колеями, кустарники и в конце концов дорога просто растворилась в болоте — вот сюрприз для тех кто решил приехать сюда на машине и свернул на эту дорожку! По показаниям джипиэски мы находились в каких-то ста метрах от церкви, но ее не было видно. Пробираясь через густой лес, вскоре мы вышли на хорошую дорогу, и через минуту увидели церковь.

Это было внушительных размеров сооружение, находившееся на большой поляне посреди леса. Стены из красного кирпича были полуразрушены, местами поросли сверху мхом и мелким кустарником, крыша сохранилась только на куполе, в оконных и дверных проемах кое-где виднелись решетки. Внутри видимо кто-то прибирался — обломки кирпичей были сложены аккуратными кучками, слева на стене находилась деревянная полочка с иконками и свечами. В окне первого этажа стоял крест, выпиленный бензопилой из целого куска дерева.

Неподалеку находилась одинокая могилка крестьянина, похороненного здесь в 1896 году, о чем гласила надпись на гранитном памятнике. Я тогда удивился, что простым крестьянам ставили такие красивые и дорогие памятники, человек, наверное, был заслуженный. С двух сторон деревья почти вплотную подступали к стенам, с северо-восточной стороны было открытое пространство. Конечно же, среди леса никто такой храм строить бы не стал. Судя по висевшей на решетчатой двери табличке, оставленной жителями бывших деревень — место здесь раньше было весьма населенное. Не укладывалась в голове ситуация: еще живы люди, населявшие ранее местные деревни, а от самих деревень не осталось и следа, ни развалин домов, ни печных кирпичей - только лес и болота вокруг. Уже после похода я нашел информацию о том что раньше здесь были две деревни — Курилово и Бажаново, а церковь называлась Церковь Рождества Богородицы и была построена в 1836 году на месте сгоревшей деревянной на средства прихожан. Внятных сведений о том, почему эти места были покинуты жителями я не нашел.

Рядом на поляне был сколоченный из досок столик. По быстрому перекусив, мы выдвинулись в сторону Костерево, сегодня мы планировали дойти до реки Малая Ушма. Завтра днем туда должны подойти знакомые Сергея и Саши, их группа пойдет от Петушков и встанет на ночевку около реки, место они показали примерно на карте. Пройдя сотни три метров на север от церкви мы увидели большой крест с надписями «Урочище Курилово» и «Пустопольский погост», после него дороги расходились в стороны. На север шла не сильно укатанная дорожка, на карте ее не было, но направление нас устраивало и мы решили пройтись по ней. Едва мы свернули на эту дорогу, нам навстречу попались две шишиги с людьми, за ними буханка, и сзади еще крузер и патрол — ничего себе автоколонна. Это были не джиперы. Они остановились и сказали что они чего-то там строят в лесу и что эта дорога тупиковая, упирается в болото и вообще нам будет там неинтересно. Также они подсказали нам как выйти на дорогу в Костерево (при этом называли ее «зеленой» дорогой) и уехали. Прикинув по карте, что это будет крюк километров пять, мы все же вышли на костеревскую дорогу более коротким путем к 18.00.

Было уже совсем темно и оставшиеся 7 км. до моста через р. М.Ушма мы прошли с фонарями за два часа. Еще часа полтора ушло на поиски места, куда должны прийти завтра знакомые туристы. Подходящих для стоянки мест мы там не нашли, а позвонить и уточнить не получилось, так как ни Билайн ни МТС там не работали. Еще по пути сюда, когда мы отдыхали у моста, Серега разведал подходящее для стоянки место на том берегу, в конце концов мы вернулись туда. Там был хороший сосновый лес и до реки было не так далеко. Все очень сильно устали, и даже на предложение Сереги выпить «по писят грамм», мы с Сашей отказались, аппетита тоже не было, только слегка хотелось пить. Мы поставили палатку, напилили дров и пошли за водой.

Когда мы подошли к речке и посветили фонарем на воду, пить мне сразу же расхотелось. На вид это было мутное, покрытое ряской и тиной болото. Подойти к берегу тоже оказалось непросто, так как берег был топкий и ноги проваливались. В том месте куда удалось подобраться, глубина была только на половину кружки, а надо было еще разгонять ряску и стараться не начерпать песка со дна. Мы по очереди заглядывали в кружку и нюхали воду — вода не имела запаха, только была с сильной примесью торфа. Серега был полон оптимизма. Хотя течения на глаз не было заметно, судя по карте, это все же была река с проточной водой. Минут за пять мы начерпали кружкой восьмилитровый кан. Воду хорошенько профильтровали и прокипятили, и потом в приготовленном на ужин картофельном пюре и в чае не ощущалось никакого постороннего привкуса. Как раз к тому моменту, когда был приготовлен ужин проснулся зверский аппетит и мы под рюмашку-другую смели все без остатка.

Ночью начался дождь и продолжался весь день. По плану сегодня была дневка. Я был рад дождю, ведь благодаря ему не нужно было ходить за водой к реке, достаточно было подставить кан под край тента и через несколько минут он набирался полный. Проснулись сегодня поздно, короткий осенний день в лесу пролетел незаметно. К вечеру дождь так и не прекратился.

Проснулись в семь утра по звуку будильника, дождя не было. Перед нами маячила перспектива протопать восемнадцать километров до Петушков, но так как сегодня хотелось прибыть в Москву не слишком поздно, решили сначала попробовать пройти через Костерево, что было километров на десять ближе. Подпитанная дождем река сегодня казалась уже не такой мелкой и мутной. Через километр увидели палатки в лесу, это были как раз те знакомые мужики, но стояли они совсем не в том месте где мы искали и далеко от речки. За водой они ходили к мосту. Пообщавшись минуты три мы отправились дальше. До костеревского моста через Клязьму оставалось еще километров пять, когда навстречу попалась машина. Сидевший за рулем офицер в камуфляже строго спросил, что мы делаем в запретной зоне. Мы сказали что ничего не знаем, всегда здесь ходили, никаких предупреждений не видели и вообще опаздываем на электричку. Он предупредил, что если мы пойдем через мост — то нас там арестуют, а потом, так как видимо, подозрений мы не вызывали предложил вывезти нас на ту сторону Клязьмы. Мы были только «за». Мы загрузились в машину, водитель включил музыку. До моста ехали молча под тоскливые песни о потерянной свободе и нелегкой воровской доле. Охранявшие мост солдаты взяли под козырек. Мы поблагодарили офицера, а он на прощанье посоветовал нам больше не ходить сюда.

Немного не успели на автобус, мы видели как он отъезжал от остановки. До Петушков мы доехали на такси всего за 200 рублей, и уже через полчаса сели на электричку до Москвы.

Заключение. Всего лишь четыре дня в лесу, а сколько событий и воспоминаний и неслабый заряд бодрости. Хорошая компания, красивая природа. Только теперь в эти края придется ходить через Петушки или через Мишеронский, вот так.


Andreas, Москва, ноябрь 2010.